Как меняется бельевой рынок РФ и что же нам ждать (ч. 2)

Кто владеет миром? Бельевым

Кому покажется это обидным и не объективным, спорить не буду. Истины ради надо сказать, что Компании-производители избирают сложные схемы построения собственного бизнеса, время от времени предпринимают усилия отхватить часть российского рынка, но успешными признаются всего лишь несколько попыток.Отсутствие открытых цифр о состоянии бизнеса и эти прецеденты ставят под серьезное сомнение. Остальные, в большей части, или погрязли в российской трясине, или демонстрируют нестабильное движение, что наводит на мысли — дистрибьюция через российские компании на определенных условиях не оказывалась бы более эффективной?


Опираясь на опыт общения, утверждаю, огромные вложения, заслуги, как и роль «строителя каналов сбыта» — Дистрибьютора Производителем чаще всего просто игнорируются.


Исходя из этой точки зрения, сменить партнера-дистрибьютора не сложно, не представляется ничем из ряда вон выходящим, поэтому многие производственные компании пытаются обойти сь без контрактных взаимных обязательств. А если нечто и подписывается, то рассматривается лишь как »принудительный инструмент» для наращивания отгрузок. Отказывая даже в элементарном: адаптации к специфике рынка, полноценной поддержке русского бизнеса, не говоря о равноправии позиций.


Может пришло время найти смелость, чтобы закончить бессмысленный эксперимент и пойти навстречу друг другу? Понять важность роли каждого и дорожить этим не на словах, а на деле.



«Дистры» быстры

 

Вообще-то, бельевая дистрибьюция как и любая другая, занятный вид бизнеса.

На начальном этапе накопления ресурсов, Дистрибьютор стремительно растет (если не растет — погибает) обеспечивая продвижение товара старшего партнера и наращивая товарную привлекательность, нарабатывая клиентов и врастая в каналы сбыта. На определенном, успешном для торговой марки этапе, Дистрибьютора пытаются удалить из схемы, как нечто ненужное, лишнее. Такое желание вполне объяснимо, включая механизм замещения собственным присутствием на рынке.

На первый взгляд все кажется логичным и естественным. И как, получается? Да, получается, но не у всех и не всегда. В бельевом секторе и случаев особо продуктивных не слышно. В какой-то момент, Производитель идет на попятную, предлагая если не мировую, то по крайней мере — продолжить долевое участие в сбыте. Кого вдохновила франшиза «Триумфа» или «Дима», как и их самостоятельная игра на бельевом рынке? Новые схемы дали толчок в продвижении этих мировых марок? Спорно. Скорее владельцы брендов отброшены назад в сбытовом развитии, потеряв доверие бельевого сообщества и российских клиентов.

 

 

 

Поделюсь ощущением, вроде как присутствуешь на Бельевой Олимпиаде с участием бывших партнеров: быстрее Производитель отстроит сбыт, или Дистрибьютор запустит свою собственную торговую марку (СТМ). Помните слоган: «Быстрее, Выше, Сильнее»? Так и здесь. Когда у первого в активе «Высокий» товарный бренд, а у второго — отлаженный  «Сильный» механизм сбыта. Ответить на вопрос: Кто «Быстрее?» будет не просто, предлагаю самим читателям.

 

Кто с ответом замешкался, слегка намекну. Новая роль и активный поиск Дистрибьютора, желание стабилизации своего положения, встречает фонтан предложений из Поднебесной, где генерируется масса СТМ, собственно так же как и «самые высокие» бренды, часто на одном и том же китайском предприятии, том же оборудовании, и теми же ручками.

 

 

 

Небольшая пометка на полях: было время грезилось, что придут французские ашаны, немецкие метро и размажут наши пятерочки и магниты. Что в итоге произошло? Выйдите на улицу, или не одевая пальто вспомните о русской живучесте и сметке…

 

Вот, коллеги, автор договорился до такой крамолы — успех дела не в товаре и его уникальности. Тогда все же в чем? В деньгах? Если компания решительно заявляется на российский рынок, разумеется, менеджмент должен понимать, что без серьезных активов рассчитывать на существенную долю рынка бессмысленно. Быстрые взлеты без серьезного экономического допинга невозможны, но все ли так однозначно решают деньги? Упрямые факты и это могут опровергнуть.

Ну, тогда в чем? Тихое исчезновение (в кризис или до него) с рынка, банкротство даже крупных бельевых компаний (не важно — производителей или дистрибьюторов) указывает на тот факт, что отсутствие долгосрочной стратегии развития — первый симптом смертельной болезни, всегда имеющий летальный конец.

Не буду больше углубляться в этот вопрос, но любая прибыль, полученная одной стороной, теперь извлекается из неудач другой, бельевики начинают все больше бороться уже не за новые рынки, а за существующие, за перераспределение рыночных долей. И нет ничего странного, что рост одних структур происходит за счет других, а тенденция к сокращению бельевых операторов уже видна не вооруженным глазом.

 

Не хотелось бы заканчивать главу на таком книжно-замыленом тезисе как стратегия. Кому это ничего не скажет, коротко поделюсь точкой зрения. Считаю залогом успеха стратегии сбыта отечественной компании — ориентацию на мировой рынок. Прошу внимание, не на региональный или российский, а именно на мировой! В самом что ни на есть прямом смысле.

Нахально и борзо, скажете? Нет, только лишь смело. Трудно?! А никто и не говорил, что будет легко.


(Продолжение следует)

Опубликовано в журнале «Белье и колготки» № 29 (декабрь\январь\февраль)

 

 

Пока нет комментариев

Оставьте комментарий

Добро пожаловать !

Авторизация

Забыли пароль?

Регистрация